РЕПОРТАЖ: Магия создания хрупкой вечности, или Чем пленяет витебская майолика

В Витебске при раскопках археологи не раз обнаруживали осколки керамических изделий, причем не обычных глиняных кувшинов, а глазурованных произведений гончарного искусства. На найденных образцах сохранились рисунки и узоры, которые были распространены у витебских мастеров в XVI-XVII веках. Это так называемая витебская майолика. Изучением, восстановлением и развитием техники этого направления занимается мастер народных ремесел культурно-исторического комплекса «Золотое кольцо города Витебска «Двина» Людмила Ковальчук. В конце прошлого года она получила президентский грант на реализацию проекта «Витебская майолика. Роспись по сырой эмали». Мастер рассказала корреспонденту БЕЛТА о горячей работе над глиной, насколько своевольными бывают краски при обжиге и какие тайны скрывает в себе набор глиняных шахмат с витебскими магнатами и горожанами.

Прежде всего Людмила Ковальчук объяснила значение слова «майолика». Под ним обычно понимают разновидность керамических изделий из цветной обожженной глины, покрытых непрозрачной глазурью. Это ремесло уходит корнями в Древний Египет и Вавилон, но расцвет его пришелся на XV-XVII века в Италии. Сюда оно попало из Испании через остров Мальорку, который и дал название этому виду прикладного искусства. Ею занимались не только народные мастера, но и знаменитые художники — Врубель, Васнецов, Головин, а также западные модернисты — Пикассо, Леже, Эшер.

В Беларуси, в частности Витебске, майолика занимала особое место и по большей части ценилась в кругах знати. Изготовление таких изделий требовало как специфических условий труда, так и качественного материала. В Витебске было несколько керамических заводов, где изготавливали изразцы в этом стиле. В прошлом белорусская майолика оказала влияние на русскую: мастеров из нашей страны приглашали в Москву, где они оформляли храмы изразцами, а заодно перенимали технику майолики у европейских мастеров. Одним из известных белорусских мастеров того времени был Степан Полубес, родившийся в Мстиславле, чьи творения до сих пор украшают знаменитые храмы, в том числе в российской столице.

В Витебском областном краеведческом музее находится целая коллекция деталей, дошедших до нас сквозь века. Большое количество их было найдено в Верхнем и Нижнем замке — на левом берегу от устья реки Витьба, где она впадает в Западную Двину. «В найденных археологических артефактах поражает то, как краски, рисунки и глазурь сохранились практически нетронутыми. Майолика и при использовании не тускнела, не теряла своей яркости. Я называю ее хрупкой вечностью: такое изделие можно разбить, но нельзя уничтожить, отдельные фрагменты могут лежать в земле столетиями», — отметила мастер.

Как говорится в некоторых исторических книгах, глину для керамики внуку заготавливал дед. Для начала ее нужно было добыть, а в витебских краях природного ископаемого было в достатке. Однако при этом не каждая глина годилась для глазурованной керамики. Она должна была быть однородной, без примесей. Ее очищали и давали вылежаться в ямах несколько лет. И только потом, когда глина доходила до нужной кондиции, гончары приступали к работе с ней.

Сегодня Людмила Ковальчук использует уже готовую глину — вакуумированную. Она рассказала, что от ее качества зависит итоговый внешний вид изделия. Бывает, что в исходном материале скрывается изъян — примесь другой породы. И во время лепки он не выявляется, как и при первом обжиге. Когда уже на готовый черепок (так гончары называют полуфабрикат — предмет, который не прошел окончательную термообработку) нанесены рисунок, глазурь и он прошел второй обжиг при более высокой температуре, такой дефект глины может стать очень неприятным открытием. Представьте, что мастер потратил немало времени на все предыдущие этапы, и только достав кувшин, тарелку, игрушку из печи, обнаруживает, что на них есть скол.

Что касается декорирования глазурью, то мастер рассказала, что витебская майолика открыла в керамике цвет. Для нее было характерно пятицветие — синий, зеленый, белый, желтый и фиолетовый. Раньше гамма оттенков в этом виде искусства была преимущественно сдержанной. В витебском крае расширили спектр и не ограничивались типичной для Беларуси коричневой глазурью (а это был цвет, олицетворяющий землю и ее дары). Майолика здесь расцветала букетами, переходящими в древо жизни, и типичными для Витебщины орнаментами. Именно такие изразцы и осколки кувшинов, тарелок доставали из недр земли археологи. По ним и множеству изученных книг Людмила Ковальчук восстанавливает облик типичной для XVI-XVII веков белорусской керамики.

Майолика привлекла ее много лет назад. Людмила Ковальчук училась тогда в художественном училище под Москвой. «Этот вид искусства заворожил меня тем, что в майолике можно писать — как художник картины. Писать кисточкой свободно, не поправляя. Это непростой метод, для него нужно настроиться, чтобы все получилось, отбросить негативные мысли. И на керамические изделия можно наносить любой рисунок, начиная от рельефного и заканчивая свободной росписью. Тематика для этого подходит любая — как исконно народная, так и современная, вплоть до портрета», — подчеркнула мастер.

Особенно ценна майолика тем, что сегодня ее изготовление проходит те же этапы, что и 4-5 веков назад. С той лишь разницей, что витебский мастер старается в традиционное ремесло привносить элементы современности. Все начинается с подготовки глины. Затем из куска непримечательной массы рождается керамический «младенец» — тот самый черепок, который при правильной заботе рук мастера превращается в изысканный предмет обихода или декора. Потом на его поверхность наносится слой белой непрозрачной оловянной эмали. Это создает белый фон — как на фресках. Для рисунка берут пигменты, причем те же, что и в XVII веке: цвета на основе металлов — синий, желтый.

«Краски при обжиге ведут себя очень непредсказуемо. Есть такие краски, соли, которые вообще не видишь при нанесении рисунка, они проявляются только при высокой температуре. Иногда не знаешь, что получится в итоге. Как правило, первые результаты поражают мастера. Затем, когда уже ближе знакомишься с майоликой, начинаешь предугадывать, что может выйти в итоге. Годы практики позволяют накопить опыт, а без него мастер остается слепым котенком в этом искусстве. Однако майолика тем и интересна, что дает богатство цвета и способна вызывать удивление даже у маститых художников», — выразила свое мнение керамист.

Людмила Ковальчук по витебскому изразцу изготовила декор для большого камина. Эта работа заняла у нее три года. Каждую глиняную деталь сначала нужно было вылепить, обжечь, покрыть глазурью, расписать и снова обжечь. Этот шедевр керамического искусства позволил ей выиграть грант Президента Беларуси на поддержку и развитие витебской майолики.

На полученную премию мастер приобрела специальную печь для обжига объемом 60 л. Одновременно в ней можно обжигать несколько кувшинов, а если добавить полочку, то и более 20 мелких изделий. «Вообще у гончара для работы должно быть две печи: одна — чтобы получить терракотовые изделия, вторая — непосредственно для майолики. Первая термообработка идет при 900 градусах, вторая — при 1200 градусах. И для более результативной работы хорошо бы разделять эти процессы для каждой печи», — пояснила мастер, добавив, что на обжиг уходят сутки. Каждый этап занимает по 5 часов, и столько же времени черепки остывают.

Свои работы Людмила Ковальчук презентует на различных выставках. Одна из последних крупных проходила во время «Славянского базара в Витебске». На ней мастер представила набор шахмат, выполненных в стиле майолики, и стала лауреатом первой премии. На глиняных клетках художница изобразила национальные орнаменты, каждый из которых несет силу, рост, стабильность, позитив и поддержку.

Фигурками на игральной доске стали образы горожан и зажиточных дворян — магнатов, а также животные, которые характерны для Беларуси. Исключением были только слоны, но и они имеют на себе отпечаток белорусского стиля. Примечательно, что каждая фигурка представляет собой свистульку, которую не сразу разгадаешь. Например, у «короля» на плече сидит птичка-свистулька, а ладья представляет собой «поющий» корабль.

В одежде «королев» Людмила Ковальчук воплотила элементы городского и аристократического женского костюмов XVII века, предварительно изучив стиль и образцы по книгам. Словом, все продумано до деталей, несмотря на то, что мастер готовилась к выставке в режиме горящего дедлайна и справилась со своей задачей за два месяца. Как отметила автор уникального шахматного набора, в следующий раз она воплотит те идеи, которые не успела реализовать изначально.

Еще одной отдушиной и любимыми изделиями для Людмилы Ковальчук являются куклы. В них тоже воплощается милая ее сердцу майолика: детали кукол, особенно лица, мастер изготавливает из глины и дополняет яркими костюмами. В копилке работ есть несколько оригинальных и неповторимых кукол, радующих глаз, особенно любителей подобных изделий, которые приобретают их для декора дома и пополняют ими частные коллекции.

Витебскую майолику оценили не только маститые профессора и деятели искусства, видевшие произведения Людмилы Ковальчук на различных конкурсах и выставках, но и юные жители областного центра. Кружок керамики посещают маленькие витебчане, где дочь Людмилы Ковальчук — Елена Колуханова — приобщает их к магии создания хрупкой вечности, чтобы оставить на память о себе нечто прекрасное и уникальное. Таким образом идет преемственность поколений как мастеров, так и любителей майолики.

23.09.2021.

На основе материалов БЕЛТА: https://www.belta.by/culture/view/reportazh-magija-sozdanija-hrupkoj-vechnosti-ili-chem-plenjaet-vitebskaja-majolika-461209-2021/

Поделиться

Добавить комментарий