«Когда звучит музыка, ничего объяснять не нужно». В Минске появился орган, который молчал 80 лет

21 марта — в день рождения Иоганна Себастьяна Баха — в концертном зале «Верхний город» зазвучал орган. Несколько десятилетий он хранил молчание в музыкальной школе на окраине Минска. Ровно шесть лет назад его разыскал меценат Юрий Зиссер — и вместе с командой единомышленников сделал все, чтобы дать инструменту новую жизнь, а городу — еще одну возможность услышать и прочувствовать органную музыку.

Еще недавно в двухмиллионном Минске было лишь четыре духовых органа. Самый старый из них находится в Белгосфилармонии — его выпустили в 1963 году, рассказывает Виктор Кистень, органист и заместитель председателя Белорусского союза композиторов.
— Следующий был построен в костеле Святого Роха на Золотой Горке — в 1983 году, — продолжает Виктор. — В 2005 году появился орган в Кафедральном соборе. Еще один духовой орган, который состоит не из микросхем, а из трубок и шлангов, находится в Академии музыки. Но он учебный, и доступ к нему имеют в основном студенты и преподаватели.
Как правило, на костельных органах исполняют духовную музыку, объясняет Виктор Кистень. То есть концертный орган до недавнего времени был один — в филармонии.

— Но зал филармонии для него слишком большой. С учетом отсутствия акустики мощности органа не хватает. Устроить такое форте, чтобы все витражи задрожали, а зрители физически ощутили на себе мощь музыки, там не получится.
Появление пятого органа в Минске для любителей музыки действительно стало событием, говорит Виктор Кистень.
— Весь город его ждал. Надеемся, когда появятся боковые стенки, инструмент будет звучать еще эффектней. Но уже сейчас все трубы настроены, все регистры и педали работают. Орган в полном рабочем состоянии.

Местом рождения отреставрированного органа считается костел в Воложине. Его построил варшавский мастер Владислав Каминский. В какой-то момент, скорее всего в период между Первой и Второй мировыми войнами, инструмент сильно пострадал. Чтобы восстановить его, потребовалась «трансплантация»: из похожего органа, изготовленного на фабрике Вацлава Бернацкого в 1912 году, достали трубы, кафедру и «пересадили» их воложинскому органу.

В 1960 году в храме обустроили хлебозавод, а старинный музыкальный инструмент вывезли в Минск — в музыкальную школу № 2.

По воспоминаниям сотрудников школы, в то время он «еще пищал», но играть на нем было невозможно. Свой следующий переезд — в 1980 году на улицу Ангарскую — орган не пережил и более 30 лет просуществовал в виде декораций для нового здания музыкальной школы.

В апреле 2014-го об инструменте случайно узнал меценат Юрий Зиссер, который с детства увлекается музыкой. Вместе с математиком Александром Бурделевым, с которым у него общее хобби — органная музыка, он пришел в школу и предложил восстановить орган, чтобы в последующем он звучал в концертном зале «Верхний город». На получение всех согласований и разрешений ушло около полутора лет. Специально для реставрации органа приехал мастер из Москвы: в Беларуси специалистов такого уровня на тот момент не было. И работа началась. Юрий Зиссер профинансировал ее от начала и до конца из личных средств — от покупки деталей до оплаты труда мастера.

Первые признаки жизни орган начал подавать в 2017-м, но задышать, а точнее, заиграть на полную мощь он смог только в 2020-м. Презентация органа прошла 21 марта — без зрителей (из-за ситуации с коронавирусом), но с богатым музыкальным репертуаром — от токкаты Баха в исполнении народного артиста Беларуси Игоря Оловникова до «Романса» Георгия Свиридова.

«Орган прекрасно заполняет зал. Они хорошо соответствуют друг другу по силе звука»

Накануне концерта-презентации реставратор Дмитрий Лотов приехал из Москвы в Минск. Во время репетиции он сидит в зале и слушает, как звучит инструмент, который он реанимировал последние четыре года.

— Когда играет профессиональный органист, он звучит совсем по-другому. Я слышу то, чего не слышу, когда играю сам. Можно найти те моменты, которые еще нужно поправить.
К реставрации органа Дмитрий Лотов приступил в конце 2015 года. В тот момент, говорит известный мастер из Москвы, орган предстал перед ним не как музыкальный инструмент, а скорее как предмет мебели или декора.

— Когда мы заглянули внутрь, там был ужас. Трубы или валялись, или были собраны кое-как. На месте шурупов оказались гвозди. Оценить звуковые качества органа было невозможно. Работали, по сути, вслепую, не зная, что получится.

Процесс возвращения органа к жизни растянулся на четыре года. Такой немалый срок Дмитрий Лотов объясняет двумя причинами. Первая — человек он сам по себе довольно занятой: обслуживает шесть органов в Москве, в том числе в филармонии. Кроме этого, служит настоятелем в лютеранской общине, то есть каждое воскресенье должен быть с прихожанами. Вырываться в Минск он мог раз в месяц и тогда работал с органом по 12−13 часов в день.
Во-вторых, продолжает Дмитрий Лотов, то, что задумывалось как перенос органа из одного места в другое, вылилось в его капитальный ремонт.

— Вся опорная конструкция в нем новая. Старая была абсолютно неприемлемой. Многое пришлось обновлять или делать заново, например начинку кафедры. Не хватало многих труб — мы заказали около 700 новых. Их делали по нашему проекту и расчетам в польской фирме Zych. Все это оказалось процессом небыстрым.

Но в итоге, говорит мастер, получилось хорошо: орган удачно вписался в пространство концертного зала «Верхний город».

— Звучанием я доволен: оно не тихое и не чересчур громкое. Получился классический романтический орган с мягким, округлым звуком. Он абсолютно не визжит, что свойственно современным инструментам. И прекрасно заполняет зал. Они хорошо соответствуют друг другу по силе звука.

«Обычно, когда человек в первый раз слышит орган, это становится для него культурным шоком»

Уже сегодня на концертный орган в «Верхнем городе» есть много планов. Как говорит Виктор Кистень, органу нужно звучать, чтобы его трубы не покрывались пылью и не зарастали паутиной.
— Чтобы он не стоял, как музейный объект, на который повесили табличку «Руками не трогать».
По предварительным договоренностям с туристическими агентствами, во время экскурсий туристы из разных стран смогут заходить в концертный зал и слушать небольшие получасовые концерты органной музыки.

— Музыка будет взаимодействовать с чувственным миром экскурсантов. Соответственно, ощущения и впечатления от экскурсии будут более богатыми в сравнении с тем, если бы вам просто показали архитектуру зданий. Музыка, тем более органная, не может не всколыхнуть душу, — говорит Виктор Кистень.
На осень, «если эпидемия коронавируса не растянется на слишком долгий период», запланирован первый Минский международный фестиваль органной музыки.
— Появление нового органа позволит приглашать в Минск серьезных органистов. Органы в костелах и два концертных инструмента позволят нам организовать полноценный фестиваль.
Виктор Кистень убежден, что сегодня интерес к органной музыке растет, даже несмотря на то, что ее традиция в советское время была прервана. (Если не сказать — вырвана.) Об этом он может судить по тому, что пустых мест на органных концертах, которые проходят в костеле Святого Роха, никогда не бывает. А люди — не обязательно прихожане — постоянно заходят и интересуются, когда будет следующий концерт и как на него попасть.

— Обычно, когда человек в первый раз слышит инструмент в храме, это становится для него культурным шоком. Я бы даже сказал, меняется мироощущение. Когда звучит музыка, ничего больше объяснять не нужно. Ее просто нужно слышать.

На сегодня известно о 125 органах, которые находятся в Беларуси. Около двух лет назад их нашел, посчитал, объездил и зафиксировал математик Александр Бурделев вместе с фотографом Анатолией Дрибасом. Их исследования и экспедиции, кстати, также профинансировал Юрий Зиссер. В результате в издательстве «Беларуская энцыклапедыя імя Петруся Броўкі» вышла книга «Арга́ны Беларусі», в которой можно найти подробную информацию о всех органах, их особенностях и истории.

— Нельзя сказать, что органная музыка остановилась на Бахе, — говорит Виктор. — Орган продолжает жить, развиваться. Появляются новые сочетания инструментов, новые произведения, новые ощущения для слушателей. Появление нового инструмента — это появление новых возможностей, и тогда к органной музыке начинают обращаться современные композиторы, которые хотят раскрывать потенциал короля инструментов — органа.

Содействие ремонтным работам оказали коллективы «Минскконцерта» и концертного зала «Верхний город» под руководством Андрея Микуцевича. Процесс сопровождали (кто-то от начала и до конца, кто-то на разных этапах) композитор и органист Виктор Кистень, органист Александр Бурделев, специалисты архитектурной мастерской «Басталия», Татьяна Бембель в качестве координатора проекта, а также многие другие неравнодушные к музыке люди.
23.03.2002.

На основе материалов news.tut.by: https://news.tut.by/culture/677108.html


Поделиться

Добавить комментарий