Деревья-старожилы Минска. Узнали легенды и правдивые истории про этих великанов

Архитектурных достопримечательностей в Минске не так уж много, если сравнивать с другими городами Европы. Зато в нашей столице есть уникальные живые памятники.

Минск может похвастаться деревьями-старожилами. Среди них есть те, которым не один век. Мы решили найти самые возрастные или наиболее легендарные. Помогли в этом исследования белорусских ученых, создавших паспорта уникальных деревьев, а также активист общественной кампании «Городской Лесничий» Игорь Корзун.

— Столица в ландшафтном плане может стать хорошим туристическим местом. У нас мало сохранившейся старой архитектуры, но есть незаурядные природные объекты, а также мастерски спроектированные и построенные парки, рукотворная водно-зеленая Слепянская система, — рассказывает И. Корзун.  Если не брать в расчет Англию с ее традицией строительства парков, то в Европе мест с таким количеством созданных ландшафтных объектов немного, хватит пальцев на двух руках, чтобы сосчитать. И Минск в их числе. Да, в некоторых городах много зеленых территорий, но это чаще лес или лесопарк, их никто не проектировал и не строил. Как Слепянскую водную систему с 22 км уникальных озелененных территорий, 13 каскадами. Как парки имени М. Павлова, 60-летия Октября и другие. Если это акцентировать, то наша столица будет интересна туристам еще с одной стороны.

Ранее во всех странах Европы большинство парков были закрытыми и недоступными для горожан. Их создавали как место отдыха монархов или другой знати. Публичные парки стали появляться вскоре после Великой французской революции 1789 года. Наш Губернаторский сад (ныне парк имени М. Горького) можно отнести к числу первых публичных зон на территории Российской империи.

У И. Корзуна собственный маршрут для знакомства с деревьями-старожилами. Среди них не только те, что получили статус памятника как уникальный ботанический объект, но и такие, которые можно считать историко-культурным наследием города.

По крайней мере, у собеседника есть красивые истории про каждое дерево. А также имена, придуманные им самим. Знакомьтесь.

Ясень Аполлон

Растет в Александровском сквере в квадрате между пр. Независимости, Домом офицеров и фонтаном.

— Имя возникло не случайно. Ствол до первых ветвей напоминает высокую величественную колонну, а вдали виднеются колонны Дворца профсоюзов. Красота дерева перекликается с классической архитектурой, с античной культурой, — рассказывает И. Корзун.

Возраст ясеня — свыше 140 лет, высота — более 31 м. Он один из старейших представителей вида на территории города, и, что еще важно для таких почтенных экземпляров, у него нет поражений ствола, дерево здоровое. Имеет статус охраняемого ботанического памятника.

В Александровском сквере также есть два 140-летних остролистных клена. Оба без малого 30 м в высоту. Диаметр стволов на высоте 1,3 м — более 90 см. Также имеют статус памятников. Вот только жаль, что найти информацию об этом невозможно.

По сути, такие вековые экземпляры, к тому же находящиеся в статусе охраняемых памятников регионального значения, надо обозначить и специальными табличками, и оградой. Такая задумка возникла еще несколько лет назад у активистов кампании «Городской Лесничий» и архитектора-ландшафтника Анны Аксеновой из «Минскпроекта». Однако все уперлось в бюрократические препоны. Даже если найти спонсоров, готовых выполнить такую работу бесплатно, то надо хотя бы упомянуть волонтеров, а это уже считается рекламой, а за нее надо платить. Парадокс. В итоге минчанам проблематично найти эти деревья без подсказки.

Клен на Менесковой горе

130-летнее дерево возле церкви Марии Магдалины на Сторожевке. Не имеет охранного статуса, но тесно связано с историей места. По легенде, неподалеку находился дом Менеска — того самого богатыря-мельника, именем которого назвали городское поселение у Немиги. А возвышение, где сейчас стоят церковь и гостиница «Беларусь», именовали Менесковой горой. Старожилы говорят: неподалеку от той горы река Переспа (ныне уже несуществующая) впадала в Свислочь и в этом месте даже после Великой Отечественной войны сохранились остатки водяной мельницы. Чем не повод вспомнить легендарную плавучую мельницу Менеска?

Дуб Волат Волатович

130-летний красавец растет у реки Свислочи со стороны ул. Белорусской.

— Уверен, что он имеет отношение к языческому капищу, находившемуся на противоположном берегу реки. Известно, что здесь рос древний дуб Волат в четыре обхвата. Возможно, нынешнее дерево выращено из его желудя, — считает И. Корзун.

В пользу такой версии говорит возраст дерева, он совпадает со временем, когда к 900-летию крещения Руси место поклонения язычников было разрушено, а Волат спилен. Резонно предположить: если кто-то из жителей хотел сохранить память о происходящем и посадить дуб на своем участке, то вряд ли поехал в лес за саженцем. Наверняка взял желудь с капища. Тем более, по мнению горожан, плоды дерева-первоисточника обладали целебными свойствами, а значит, их собирали. Если история такова, то современное дерево — потомок того самого сакрального дуба.

Губернаторская липа

200-летнее дерево в парке имени М. Горького располагается за зданием планетария и имеет статус памятника.

Ученые говорят: для Беларуси липы такого возраста — большая редкость, хотя в природных условиях они могут жить до 300–400 лет, а отдельные экземпляры — до 800.

Для нее хорошо бы подошло имя Губернаторская или Корнеевская. Почему? Известно, что парк основан в 1805 году первым губернатором Минска Захарием Корнеевым. Не исключено, что эта липа посажена самим главой города.

— Дерево растет на самом примечательном месте — так называемом балконе, с которого открывался вид на весь парк. Думаю, губернатору подготовили для посадки очень красивый саженец, значит, из него выросло здоровое мощное растение, которое сохранилось до наших дней, — размышляет И. Корзун.

Представьте, Губернаторская липа пережила войну 1812 года, Первую мировую, Великую Отечественную и, несмотря на такие катаклизмы, сохранилась. У людей даже в годы лихолетья не поднялась рука пустить ее на топливо.

Тополь Колосс

120-летнее дерево растет также в парке имени М. Горького, за концертной сценой.

— На расстоянии около 100 м от него стоял дом, в котором до войны жил Якуб Колас. Почему бы не обыграть этот факт в названии? Ведь здесь игра слов: колос и к­олОсс (что-то выдающееся, значительное). И 120-летний тополь обладает такими же параметрами, — считает собеседник.  Диаметр его ствола на высоте 1,3 м — 140 см, высота — 37,6 м, общая площадь кроны — 445 м².

Кстати, в парке имени М. Горького не только эти «старички» достойны внимания. Там есть несколько деревьев черной ольхи в возрасте 130 лет. Они свидетели первой реконструкции ландшафтной зоны, проходившей во время строительства водопровода.

Слева от памятника Горькому растет редкий для нашего города плакучий вяз с причудливой кроной.

На нижней террасе от плотины вдоль Свислочи можно увидеть тополя почтенного возраста. Они нуждаются в особом уходе. Некоторое время назад их хотели спилить, но благодаря минчанам удалось сохранить деревья. Еще один тополь, у «горбатого» мостика, в народе называют Мамонтом за его циклопические размеры.

Тополь Купалы

Растет со стороны заднего фасада музея Я. Купалы в одноименном парке.

До Великой Отечественной неподалеку от этого места стояла усадьба поэта и рос гигантский черный тополь, неоднократно описанный Купалой в его произведениях. Говорят, он был сторожем для всех, кто жил рядом. Там, в низине у реки, периодически случались паводки, затопления, и, по легенде, тополь предупреждал о стихии особым звуком. Люди различали его и успевали спасти свое имущество. Во время войны дерево погибло, но остались молодые ростки. Есть версия, что жена Купалы Владислава Францевна вырастила из них новое дерево.

Неподалеку от возрожденного купаловского любимца растет и белый тополь с невероятно замысловатой кроной. Он напоминает сказочное дерево из фильма «Аватар».

— Нет научных оснований придавать им статус памятника, но можно обозначить табличками, дать больше информации, пусть даже мифилогической, ведь это часть нашей культуры, — считает И. Корзун.  Важно, что люди ценят и любят в своем городе. То, что нам дорого, становится предметом гордости, а потом предметом интереса гостей Минска.

В Курасовщине и не только

В парке «Курасовщина» особый статус имеют сразу четыре объекта: вековая дубрава, дубовая аллея, парк около усадьбы «Белая дача», а также дуб, растущий ближе к ул. Казинца. Трудно сказать, почему именно этой территории больше всего повезло с количеством обследованных и выделенных растений, но есть в городе и много других уникальных деревьев, до которых пока не дошли ученые-ботаники.

Например, вековые экземпляры разных видов растут в парках Лошицком и Серебряный Лог, который расположен в Серебрянке. Есть уникальная вязовая роща около бывшей птицефабрики в районе ул. Нововиленской, в городе мало посадок этого вида. В усадебной застройке, на территории кладбищ, в частности Военного, есть вековые деревья, заслуживающие охранного статуса. Не обследованы старые ясени и липы в районе парка имени М. Павлова. Кстати, некоторые вековые исполины находятся рядом со строениями, предназначенными к сносу. Например, здоровый почти 120-летний дуб растет во дворе частного дома на ул. Роменской. Также в усадебной застройке на ул. Разинской можно увидеть 106-летний клен с охватом ствола в 3,4 м. Не факт, что они сохранятся, если начнется освоение этих земель под многоэтажное жилье. На острове Цнянского водохранилища есть кусты сирени, которой более 100 лет. Там же сохранилась удивительная липовая аллея.

Кстати, многие из упомянутых возрастных деревьев нуждаются в лечении и дополнительной защите (заделке дупел и прочем). Все это значится в паспортах, созданных учеными. Правда, нет уверенности, что подобные меры выполняются, ведь деревья-памятники даже не обозначены. Может, пришло время это исправить?

— Возле мемориального комплекса «Тростенец» на ул. Селицкого растут примерно полдесятка старых лип, которые выглядят под стать тому ужасу, что происходил в лагере смерти в годы войны, — продолжает И. Корзун.  Например, отдельно стоящее дерево, расколотое пополам и выгоревшее изнутри. Это словно историческая иллюстрация. Ученые говорят, что по формальным правилам не могут признать такие деревья памятниками, но подобные экземпляры, на мой взгляд, имеют культурно-историческую ценность. Почему бы не обозначить их и не сделать частью мемориала? Мне кажется, важно сохранить эти липы, не допустить, чтобы они развалились и были спилены как аварийные.

16.05.2021.

На основе материалов Минские новости: https://minsknews.by/derevya-starozhily-minska-uznali-legendy-i-pravdivye-istorii-pro-etih-velikanov/

Поделиться

Добавить комментарий