Беларусь превратится в пустыню? Узнали, почему Полесье заносит песком и что с этим делать

На прошлой неделе фотограф Сергей Плыткевич побывал на юге Беларуси, где запечатлел нетипичную картину: в объектив камеры попали не пейзажи полесских изумрудных полей, а серые песчаные дюны и пыльные бури. Кадры, которыми поделился фотограф, впечатлили белорусов. Что происходит? Неужели страна превращается в пустыню? Откуда столько песка? Мы поговорили со специалистами и выяснили, что не так с нашей природой.

Фермер Андрей Башмак уже не один десяток лет занимается растениеводством. Его поля расположены в Лоевском районе. Мужчина говорит, что таких песчаных бурь, как этой весной, он еще не видел.
— Песком засыпало все, даже мелиоративные каналы. Пыль шла с соседних полей. Там, только посеяли зерновые — и поднялась эта буря, — рассказывает Андрей.

К счастью, его угодья не пострадали, так как выращивает фермер в основном ягодные культуры, зато в личном авто раньше времени пришлось менять воздушный фильтр.

В хозяйстве Хойникского района «Имени И. П Мележа» тоже не припомнят похожей весны.
— Учитывая погодные условия, старались раньше времени произвести сев. Посеяли кукурузу, но из-за недостатка влаги семя лежало в земле и не всходило, а тут еще ветра. К счастью, посеянное не выдуло, а то пришлось бы пересевать, — говорит главный агроном хозяйства Евгений Денгубенко.

Что происходит?

Подобные пыльные бури на Полесье, говорят специалисты, не примета последних лет — они были и десять, и двадцать, и даже сто лет назад. Только за последние 40 лет, по данным Института почвоведения и агрохимии Академии наук, в Беларуси их было зафиксировано более 350-ти. И большая часть — в Гомельской и Брестской областях: там проведена мелиорация и преобладают более рыхлые и легкие песчаные почвы, а также осушенные торфяники — ветру ничего не стоит поднять и перенести сухие частицы на большие расстояния.

Ситуацию осложняет и отсутствие осадков: в апреле, по информации Белгидромета, в Гомельской области выпало рекордно низкое количество дождей — всего 7,9 мм, что составляет 19% от нормы. В прошлом апреле, кстати, осадков в области было не намного больше — всего 12 мм.
— Но это не проблема только Полесья. Эти тенденции характерны для всего мира. Мы — часть глобальных процессов, — констатируют в Белгидромете.
И теперь нам с этим надо как-то жить.

Показываем фото заместителю директора по научной работе Полесского аграрно-экологического института НАН Виктору Демянчику. Кандидат биологических наук не удивлен: Полесье, говорит он, — это не только болота, но местами и самые настоящие дюны, особенно в последние годы.
В Малоритском, Пинском, Лунинецком, Калинковичском, Октябрьском, Лоевском районах находятся так называемые дефляционно-опасные земли (это те, где почва очень подвержена выдуванию и развеванию рыхлой породы). Именно они и поднимаются в воздух во время сильного ветра, превращаясь в песчаные бури. Те, в свою очередь, ускоряют эрозию почвы, которая приводит к разрушению плодородного слоя.
В Беларуси дефляционно-опасные — почти треть пахотных земель. И, говорят специалисты, производительность их серьезно снижается.

Что же делать?

Основная причина песчаных бурь, считает Виктор Демянчик, это отсутствие в Беларуси нормальных полезащитных полос (посадок леса и кустарника, предназначенных для защиты полей от ветровых эрозий).
— Еще в 19 веке земледельцы боролись с бурям. Известный исторический факт: помещики высаживали на полях своих угодий с этой целью ивы остролистные. После войны также действовало что-то типа госпрограммы «Борьба с песками». В 60-е годы полезащитные полосы были обязательны для всех сельскохозугодий. А сейчас у многих сельхозпредприятий не хватает денег, чтобы к посевной купить качественные семена и топливо — не то, что думать про саженцы. К тому же, к обустройству полезащитных полос необходимо грамотно подойти: учесть розу ветров, древесный состав, ярусность.

Еще одна причина, которая, по мнению специалиста, благоприятствует образованию на Полесье пыльных бурь, — бездумное увеличение посевных полей.
— Аграриям ставится задача увеличения площадей — чтобы никаких незанятых мест на поле не было. Это хорошо срабатывает в белорусском Поозерье, где суглинистые увлажненные почвы, а не на песках Полесья. Но страна у нас одна и правила одни: агрономов ругают, что они плохие хозяева, если у них на полях сорняки, кусты и деревья. Вот те и вычищают все повсеместно.

Также, считает Виктор Демянчик, поля на дефляционно-опасных землях необходимо меньше трогать весной, а засевать озимыми: уже взошедшие растения удержат корнями почву — и никакой ветер им не страшен. Однако сегодня многие сельхозпредприятия занимаются животноводством, и их первоочередная задача — накормить скот, а это значит — нужно сеять кукурузу. И сеять как раз весной, в самый сезон ветров.

Специалист в области ландшафтного и биологического разнообразия, участник экологического товарищества «Зеленая сеть» Игорь Куталовский считает, что в идеале каждое сельхозпредприятие должно иметь проект экологической оптимизации именно своей территории — регулирования водного режима, защитного лесоразведения и др. Но на деле никто этим не занимается.
— Если грамотный руководитель, то да, он обеспокоен ситуацией. Но на государственном уровне политики заботы о биоразнообразии и сохранении родной природы нет, — отмечал Куталовский в интервью «Зеленому порталу».

Специалист уверен, если ничего не предпринимать на государственном и локальном уровнях, пугающие пейзажи, напоминающие Сахару, белорусы будут видеть все чаще — и не только на Гомельщине.

Проблемы засухи и деградации земель сегодня актуальны для всех регионов мира. Для принятия совместных действий международного сообщества по их решению в 1994 году в Париже была подписана Конвенция Организации Объединенных Наций по борьбе с опустыниванием.

Присоединившиеся к Конвенции страны (таких 195, в том числе и Беларусь), обязуются разрабатывать соответствующие стратегии и планы действий, устанавливать национальные приоритеты по предотвращению деградации земель.

В рамках Конвенции наша страна также приняла Национальный план действий на 2016−2020 годы. В документе — десятки пунктов: от «бумажных» совершенствования государственной политики и законодательства до практических мер. В списке ответственных за выполнение пунктов нацплана — Минприроды, Минсельхозпрод, НАН, Минлесхоз, МЧС и другие ведомства.

Мы попробовали узнать в Минсельхозпроде, какие меры предпринимаются и будут предприниматься на государственном уровне в сельском хозяйстве для защиты пахотных земель и, соответственно, урожая. Нас попросили направить официальный запрос, TUT.BY так и сделал. Когда мы получим комментарий специалиста министерства, обязательно его опубликуем.

Известно, что сейчас, например, активно восстанавливают полезащитные полосы. По словам председателя Гомельского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Андрея Сущевича, количество высаженных в области вдоль дорог деревьев и кустарников ежегодно увеличивается. Так, если в 2018 году высадили чуть более 1400 саженцев, то в 2019 — уже более семи тысяч.

На Гомельщине разработана Дорожная карта по осуществлению повторного заболачивания нарушенных торфяников и адаптации водных ресурсов к изменениям климата, которая предусматривает восстановление около 7 тысяч га ранее осушенных болот в Хойникском и Калинковичском районах. Сейчас 4,5 тысячи га таких территорий «находятся в стадии научного изучения и разработки проектной документации».

Затем начнут работы уже на местности — будут возводить необходимые гидротехнических сооружении. Но ждать сиюминутного эффекта от этого масштабного проекта, говорят специалисты, не стоит, — он рассчитан на перспективу: со временем на проблемных площадях увеличится процент воды, а значит — испарений, в итоге начнет выпадать больше и осадков.

10.05.2020.

На основе материалов news.tut.by: https://news.tut.by/society/683276.html

Поделиться

Добавить комментарий